Вступить в ассоциацию

Запатентованные виды огранки: их собственный бренд проблем

01.10.2018
94
Запатентованные виды огранки: их собственный бренд проблем

Создание и запуск в производство запатентованного вида огранки – трудное дело для любого диамантера. Затраты могут быть непомерно высокими даже для крупных компаний. Кроме того, более низкие цены на камни не круглой огранки означают, что увеличение прибыли для предприятия в этом случае не гарантировано.

Возьмите, например, Питера Бомбеке (Pieter Bombeke), одного из самых известных огранщиков в Антверпене и специалиста по разработке инновационных, нестандартных форм огранки. Бомбеке создал много собственных форм огранки, но пока запатентовал только одну - «Печать Соломона» (Solomon's Seal), которая использует оптический эффект, позволяющий Звезде Давида появиться на камне. С тех пор он начал регистрировать еще два своих творения: «Сяо Лун» (Xiao Long), что на китайском означает «Маленький дракон», и «Ловец снов» (Dreamcatcher) в виде спирального рисунка.

Это сложный бизнес. Многие заказные виды огранки не поддаются крупномасштабному производству, и поэтому заработать на них трудно, поясняет Бомбеке.

«Обе модели, которые я сейчас защищаю, легко внедрить в производство, - отмечает он. – В огранке бриллиантов много новшеств, и нужно быть мастером, чтобы их применить в работе. [Огранки «Маленький дракон» и «Ловец снов»] выполняются так же, как и огранка «Бриллиант», их можно внедрить в массовое производство без особых проблем, просто с небольшими изменениями в оборудовании».

Патентный абсурд

Огранщики, подобные Бомбеке, имеют в своем запасе много фирменных форм огранки, но не могут позволить себе охранять и защищать каждый дизайн, объясняет Александр Дайех (Alexander Dayekh) из базирующейся в Антверпене компании Dayekh Gems. Это порочный круг на рынке, где нечестные конкуренты покупают крошечный бриллиант определенной огранки, закладывают его в сканирующую камень машину и воспроизводят эту фирменную огранку на более крупных и более дорогих камнях. Даже если первоначальный мастер запатентовал камень, самозванцы могут просто изменить одну грань и выиграть любой последующий судебный процесс.

«Это означает, что вы платите за защиту, но не можете обеспечить ее соблюдение», - подытоживает Дайех.

Необходимость защиты интеллектуальной собственности означает относительно высокие судебные издержки на начальном этапе. Эти суммы резко возрастают, если другая компания оспаривает патент или если возникает необходимость подать в суд на кого-то, кто украл дизайн, особенно если виновник находится в другой стране. Это выше стоимости покупки сырья и маркетинга продукта. Технология моделирования позволяет ремесленникам экспериментировать с формами огранки, но им по-прежнему приходится выполнять некоторые работы на настоящих камнях.

«Если вы возьмете художника, его сырьем будет холст или лист бумаги, и он может превратить это в шедевр, - говорит Дайех, создавший Антверпенскую алмазную гильдию (Antwerp Diamond Guild, ADG), чтобы помочь людям в этом секторе. - Но для нас наш холст очень дорог - это алмаз. Поэтому, чтобы экспериментировать, мы должны инвестировать много денег».

Принцесса продаж

Более известные компании могут по крайней мере справиться с высокими затратами на запуск проекта. Нью-йоркская компания Hasenfeld-Stein потратила около 70 000 долларов, чтобы получить патент на свой вид огранки «Огненная принцесса» (FirePrincess) (затем названный «Огненный знак» - FireMark), рассказывает президент компании Герц Хазенфельд (Hertz Hasenfeld), и этот процесс занял три года из-за ряда проблем с заявкой. Запуск в производство этой огранки в 2008 году стал попыткой создать более привлекательную версию огранки «Принцесса», которая, как утверждает Хазенфельд, в основном используется в нижнем ценовом сегменте, поскольку огранщики применяют ее с тем, чтобы максимизировать выход годного, а не красоту камня. Эта фирма, являющаяся сайтхолдером De Beers, позже представила еще один вид огранки, «Огненная подушка» (FireCushion), по гораздо более низкой стоимости, так как получила неоспариваемый патент всего за три месяца.

Огранки «Огненная принцесса» и «Огненная подушка» первоначально пользовались 15-процентной надбавкой к прейскурантной цене по сравнению с их обычными аналогами, но эти виды огранки требовали на 15% больше сырья, не давая какой-либо прямой прибыли. Для огранки «Огненная принцесса» указанные выше проценты сократились теперь примерно до 7% или 8% из-за общего улучшения качества обычных видов огранки «Принцесса» на рынке. Тем не менее Хазенфельд считает эти продукты успешными, так как они привели в фирму преданных покупателей, совершающих повторные покупки.

«Разница в том, что [теперь] у меня приверженная фирме клиентура ... и мне не приходится всякий раз, когда я делаю камень, идти и торговать, пытаясь найти для него клиента, - отмечает он. – Теперь каждый камень - это не новая задача по его продаже».

Одна из самых больших затрат - поддержание правильного товарного запаса специальной огранки, добавляет Хазенфельд. Розничные торговцы хотят иметь возможность покупать товары по требованию, но поддержание слишком большого запаса обходится дорого.

«Вы постоянно пытаетесь спланировать, сколько разных камней собираются купить ваши клиенты и что они будут покупать, - говорит он. - Мы стараемся использовать научные инструменты, но это затратно».

Тяжело справиться

«Смоленские бриллианты», дочерняя компания российского производителя «Кристалл», расположенного в Смоленске, имеет менее радужные воспоминания о своих инициативах в создании фирменных огранок. У компании была группа опытных огранщиков в России, которые работали над созданием новых видов огранки, но прекратили эту работу около 10 лет назад, потому что это не принесло большого бизнеса, вспоминает Раймонд Коэн (Raymond Cohen), менеджер «Смоленских бриллиантов» в Бельгии.

«Хорошо иметь новый вид огранки, но, если у вас нет тех, кого это интересует, вы не будете этим заниматься», - говорит он.

Огромные издержки, связанные с созданием и маркетингом новых видов огранки, означают, что они не могут быть запущены в производство, если нет твердой клиентской базы, готовой покупать такую продукцию постоянно, объясняет Коэн. У «Смоленских бриллиантов» таких клиентов не было.

Кроме того, резка сырых алмазов в гипотетических целях и для производства относительно небольшого объема бриллиантов сделали данный проект трудным даже для крупной компании, такой как «Смоленские бриллианты». «Если вам нужен один килограмм мяса, вы же не будете покупать всю корову», - говорит Коэн.

Единственным успехом «Смоленских бриллиантов» стала огранка «Феникс» (Phoenix), для которой брались сырые алмазы прямоугольной формы, малопригодные для других целей, и использовались для производства удлиненной версии огранки «Принцесса» со скошенными углами. Компания заключила соглашение о продаже таких камней с британской ювелирной компанией и продолжала выпускать бриллианты огранки «Феникс» два или три года назад.

Тем не менее трудности были. Камни огранки «Феникс» продавались без наценки, и компания «Смоленские бриллианты» иногда оказывалась жертвой собственного успеха, когда спрос опережал предложение.

«Мы не знали, что делать с прямоугольным сырьем, и поэтому создали для него вид огранки, - вспоминает Коэн. - Поначалу это хорошо, потому что вы избавляетесь от прямоугольных форм, но вы сталкиваетесь с проблемой, когда вам нужно больше таких камней».

Сертификат для меньшинства

Развитие бизнеса также может быть «катастрофическим», учитывая большие маркетинговые издержки и низкие шансы превратить вашу попытку в коммерческий успех, предупреждает Коэн.

Майское решение Геммологического института Америки (Gemological Institute of America, GIA) вписывать названия фирменных видов огранки в отчеты о сертификации - если производитель в состоянии предоставить соответствующие патентные документы - может помочь компаниям в этом отношении. Компания Hasenfeld-Stein, участвующая в программе GIA, и раньше вписывала название фирменной огранки «Огненная подушка» на рундисте и в собственных сертификатах, «но ничто не заявляет о себе так громко, как верхняя строка в документе института, где значатся названия «Огненная подушка» или «Огненная принцесса», отмечает Хазенфельд.

Для розничных торговцев «широко распространенные виды огранки в значительной степени являются умирающим бизнесом», продолжает он и добавляет: «Там всегда кто-то продает дешевле - онлайн или соседний парень. Чем больше инструментов вы дадите ювелиру, тем легче ему продать ту фирменную огранку, которая отделяет его от кого-то другого».

Дайех также ожидает выгоды от шага GIA, хотя он отмечает, что другие лаборатории, такие как HRD Antwerp и Международный геммологический институт (International Gemological Institute, IGI), уже некоторое время признают запатентованные виды огранки.

«Представьте, что вы продаете обувь фирмы Nike, и вы хотите предоставить своим клиентам сертификат, в котором говорится, что это Nike, но все, что у вас есть - это отчет, в котором говорится, что это спортивная обувь, - объясняет Дайех. - В этом разница. Мы больше не хотим предоставлять спортивную обувь; мы хотим дать клиентам Nike».

«Избавьтесь от адвокатов»

Один антверпенский производитель бриллиантов стремится решить множество проблем, с которыми сталкиваются художники, когда они пытаются создать новые алмазные огранки.

Александр Дайех из компании Dayekh Gems хочет открыть патенты, чтобы любой трейдер с базовыми навыками огранщика мог изучить, как сделать защищенный дизайн. Для этого трейдеры должны посетить курс в Антверпенской алмазной гильдии, новом детище Дайеха, где они будут учиться у опытных огранщиков, придумавших виды огранки, о которых идет речь.

В рамках обычной системы компании платят роялти и лицензионные сборы изобретателям за использование их дизайнов. Это связано со сложными вычислениями, основанными на стоимости камней, и слишком дорого из-за юридических сборов, утверждает Дайех.

«Мы хотим избавиться от этого, избавиться от адвокатов, патентов», - говорит Дайех. Вместо этого огранщики принесут знания, которые они получат в ADG, на свои фабрики, купят свое сырье и сохранят прибыль для себя. Изобретатели же получат свои деньги из платы за курс, а также процент от цены сертификатов SmART, выдаваемых ADG, которые студенты могут приобрести, чтобы прилагать их к создаваемым ими в итоге бриллиантам.

ADG также поможет компаниям оценить их специальные виды огранки, что в настоящее время является сложной задачей. Гильдия будет измерять световые характеристики камней с помощью базирующейся в Висконсине компании Gemex Systems, а затем, исходя из результатов, оценивать бриллианты и указывать эти факты в сертификате SmART.

Хотя огранщики не обязаны получать этот сертификат (который будет стоить примерно столько же, что и сертификаты других лабораторий), их бриллианты будет трудно оценить и продать без этого сертификата, утверждает Дайех.

Еще одна проблема на данный момент состоит в том, что вы не знаете, действительно ли ваш вид огранки новый. «Мы знаем, что в мире существует около 200 видов огранки бриллиантов, - отмечает Дайех. – И вполне может оказаться, что любая идея, которая вам пришла в голову, уже кем-то была осуществлена, но нет никакой возможности это проверить до того, как она станет свершившимся фактом».

Чтобы исправить эту ситуацию, он хочет создать открытую библиотеку художественных видов огранки, чтобы мастера могли легко узнать, что уже сделали другие. Это может значительно снизить затраты для трейдеров, которые экспериментируют, разрезая дорогостоящие алмазы, и эти сведения также могут послужить источником вдохновения для мастеров, занимающихся поиском в базе данных.

Источник: Rough and Polished