Вступить в ассоциацию

Ломбард vs Комиссионка

22.05.2017
4764
Ломбард vs Комиссионка
Строгий надзор ЦБ заставляет участников рынка искать компромиссные решения, чтобы уйти из-под обременительного надзора. По примерным оценкам, около 30% ломбардов ушли в тень – переквалифицировались в комиссионки. С тех пор ситуация продолжает ухудшаться, подобное «переобувание» уже не воспринимается участниками рынка как постыдное. Приближающийся переход на ЕПС с 01 января 2019 года ускоряет этот процесс.

В ЧЕМ ПРОБЛЕМА?

До 2014 г. в ведении ломбардной деятельности – выдаче займов под залог имущества граждан за небольшой процент – особых сложностей не было. Знай соблюдай себе два основных закона – «О ломбардах» и «О ПОД/ФТ», не связывайся с преступниками, плати налоги – и будет тебе работа, прибыль, счастье.

Но после передачи этой сферы под надзор ЦБ РФ все значительно усложнилось – больше работы, больше высококвалифицированных сотрудников, больше контроля, нервов, штрафов. А доходы начали падать: принудительное, нерыночное снижение ПСК, расходы на специалистов, программное обеспечение, штрафы…

Да и спать ломбардисты стали только «одним глазом»: постоянно начеку. Первыми сдались самые малые компании, работающие в отдаленных и небольших регионах, тем самым существенно ухудшив уровень финансовой доступности в ряде регионов. За 2016 г. по решению суда ликвидировано 116 организаций, еще 880 исключены ФНС.

Тут-то самые шустрые (или ленивые, как посмотреть) и вспомнили про комиссионные магазины. Возможность схемы «обратного выкупа» – по сути, это та же выдача займов под залог за вознаграждение комиссионера. Без неусыпного надзора Центробанка, почти как в старые добрые времена.

Обычным является размещение комиссионок рядом с успешно действующим ломбардом – без затрат на рекламу наработанный поток клиентов потихоньку раздваивается. Комиссионки перехватывают клиентов и вечерами, когда ломбард по закону уже не имеет права работать. Постепенно происходит переток годами и потом заработанного портфеля займов. Неравная конкуренция со стороны комиссионок выступает катализатором реакции «обращения» ломбардов.

КУХНЯ КОМИССИОНОК

По мнению Алексея Лазутина, президента Национального объединения ломбардов, сами по себе комиссионные магазины – это достаточно интересная и востребованная на рынке бизнес-модель. Крупнейшая подобная сеть США имеет в своей концепции займы под залог и без залога, ломбард и комиссионный магазин. Сейчас одна крупная московская сеть ломбардов запускает онлайн-проект симбиоза ювелирных ломбарда, магазина и комиссионки. Эксперт считает, что у комиссионных магазинов в России есть большой потенциал, так же как и у ломбардов на нашем рынке есть потенциал для органического развития. Другое дело – нечестная маскировка, что недопустимо.

Людмила Грибок, президент правления Региональной ассоциации ломбардов, считает, что проблема «комиссионки и скупки с правом обратного выкупа» несколько преувеличена. Их расцвет пришелся на середину 90-х – начало 2000-х годов, сейчас они появляются, но их, по сравнению с теми временами, гораздо меньше. Конечно, у мелких одиночных ломбардов такая тенденция есть, т. к. это позволяет им выйти из-под жесткого регулирования ЦБ. Да и работа на УСН (упрощенной системе налогообложения), конечно, гораздо проще и выгоднее с точки зрения оптимизации налогообложения. Отсюда возможность при необходимости демпинговать, уводить клиентов низкими тарифами.

Официальной статистики количества действующих в России комиссионных нет ни у кого. Тем более тех, кто работает по «серой схеме» обратного выкупа, – по сути, ломбарда. Однако известно о функционировании нескольких крупных сетей. Лидеры ассоциаций свидетельствуют, что часть их членов покинули ряды в связи со сменой ОКВЭД – всего за 2016 год налоговая инспекция насчитала 397 таких юрлиц.

По экспертной оценке, в общей сложности на территории РФ функционирует от 5 до 8 тысяч розничных объектов комиссионных магазинов, часть из которых маскируется под ломбарды. Причем, чем дальше от центра, тем они более распространены. И чем больше будет регуляторный пресс на рынок, тем больше эта тенденция будет набирать обороты.

ЛОМБАРДЫ VS КОМИССИОНКИ

Итак, почему владельцам комиссионок живется легче:


Как отмечает Павел Смыслов, учредитель Межрегионального учебного и консультационно-правового центра финансового мониторинга, ювелирным комиссионкам также расслабляться не приходится. За ними «приглядывает» инспекция пробирного надзора (ГИПН). И так приглядывает, что иной раз комиссионки «без штанов» остаются. ГИПН строгий и бескомпромиссный орган, выписывающий многочисленные штрафы. Соблюдение 115-ФЗ у них по полной программе.

Автоломбарды уходят в лизинговые компании – это ноу-хау последних лет в том числе и у МФО, работающих под залог авто. Меняется правовая оболочка, а суть бизнеса остается практически та же. Уход в лизинг – высший юридический пилотаж. Но, если у комиссионок есть надзорный орган ГИПН, то в лизинге нет надзора никакого. Конкуренция? Потребитель пойдет туда, где ему предложат более выгодные условия, где удобнее расположена точка и где лучше обслужат. Потребителю порой все равно на условия договора, правовые риски – главное, не остаться внакладе, считает юрист. Кстати, лизинг – тоже клиент Росфинмониторинга. Т. е. куда бы бывший ломбард не подался, ему от 115-ФЗ не уйти.

ДЕЛО ТЕХНИКИ

Официально сменить деятельность несложно. Необходимо поменять ОКВЭД, если сохранится прежняя организационная форма. Уведомить контролирующие органы, немного скорректировать уже имеющиеся документы и личные кабинеты, поменять вывески, печати, разработать новые договоры. Если ООО решено закрыть, зарегистрировав вместо менее притязательное ИП, работы чуть больше – но тоже ничего сложного, стандартная процедура.

В регионах давно трудятся консультанты, помогающие с переводом ломбарда в формат комиссионного магазина за символическую сумму в 15-20 тыс. руб. Главное, в итоге комиссионка работает в правовом поле, законна. За исключением, когда в названии используется слово ЛОМБАРД или в договоре комиссии используется слово

ЗАЕМ. РИСКИ ГРАЖДАН

Основной риск для клиента псевдоломбарда – это несоблюдение условий льготного срока: большая часть обращений клиентов именно по этому вопросу. При этом клиенты зачастую не различают разницу между ломбардом и комиссионным магазином и в случае возникновения различного рода конфликтных ситуаций проецируют негативную реакцию на ломбардный рынок, делится Алексей Лазутин.

Людмила Грибок напоминает, что в ломбарде действует договор залога, совмещенный с договором потребительского займа, клиенту предоставляется льготный срок в соответствии с ФЗ № 196 – 30 календарных дней для выкупа своего имущества, в скупке или комиссионке у клиента этого не будет, там вообще в случае просрочки срока обратного выкупа изделие сразу же продается. Также при реализации невыкупленного имущества клиент может получить в ломбарде положительную разницу между ценой реализации его имущества и суммой требований ломбарда на дату продажи.

«В последнее время участились обращения клиентов за разницей в случае неисполнения ими обязательств по договору займа. В скупке или комиссионке это исключено, там клиент, по сравнению с ломбардом, просто бесправный. Профессиональные сообщества отрицательно относятся к этому бизнесу», – заметила специалист.

ПЕРСПЕКТИВЫ ОТРАСЛИ?

По мнению Алексея Лазутина, в дальнейшем может произойти интеграция между форматами залогового и беззалогового кредитования, а также комиссионными магазинами. Единственным существенным ограничением подобной интеграции может быть регуляторный риск, то есть дальнейшее проецирование банковского надзора на ломбардный рынок. Если он будет сильно перегружен регуляторной нагрузкой, то может произойти ситуация, когда на рынке останутся работать только крупные сети, а маленькие компании будут вынуждены переориентироваться в смежные направления.

АНОНИМНЫЕ ОТКРОВЕНИЯ ИЗ СОЦСЕТЕЙ

«Лично я работаю как комиссионка и не вижу в этом ничего плохого. У меня две небольшие точки и раньше было ООО. Потом, когда ЦБ стали контролировать, сразу перешел на комиссионку, потому что считаю, что предъявлять одинаковые требования к сетям, у которых по 100 ломбардов, и мелким предпринимателям как минимум нечестно. Штрафы эти я не потяну. И не понимаю людей, которые пишут, что комиссионки – это зло. У меня нет цели обмануть людей, заключив с ними договор комиссии. Я просто хочу, как и все, зарабатывать. К тому же всё законно. Если, конечно, захотят истребить комиссионные магазины, то снова открою ООО».

По словам еще одного анонима, полтора года назад он планировал перейти на комиссионку, но увидел грозное письмо ЦБ и решил понаблюдать реализацию жестких намерений. Отметив, что за последние полтора года о санкциях в отношении комиссионок со стороны госорганов не слышно, решился открыть ИП. Но у анонимного автора осталось несколько опасений, в том числе и доносы от конкурентов, перетягивание клиентов, воровство сотрудников. Однако взяли верх плюсы: «Сократил юриста с бухгалтером – экономия 50 тыс. руб., занимайся себе продвижением услуг и контролем за персоналом, чтобы не воровали. Нервы свои надеюсь сберечь».

БОРЬБА

По сути, комиссионки вполне себе законопослушный бизнес, соблюдающий установленные требования. Грамотно составленный договор комиссии позволяет избежать ответственности. По мнению, высказанному представителем ЦБ на одном из недавних форумов, «ломбард и комиссионка – это совершенно разные виды деятельности, клиент во второй менее защищен, понимает это и делает осознанный выбор».

Напоследок минутка оптимизма: как говорится, «бабы каются, а девки замуж собираются» – несмотря на все трудности, в 2016 году в России зарегистрировано 550 новых ломбардов.

Источник: ZAIM.com